?

Log in

No account? Create an account

Зверь, именуемый кот

Ниочёмки


Previous Entry Share Next Entry
Мыслишки
2
corvuscorax1988
Самым доставляющим и одновременно нервирующим моментом в атеизме являются малолетние долбоебы, которые в общем-то заводятся в любой жизненной отрасли. Стоит заметить что они становятся предметом ненависти и травли как религиозных людей, так и самих атеистов. Вот основные черты малолетнего долбоеба атеистического розлива:

Поциент чрезвычайно слабо разбирается в вопросе, все свои познания получил из игрушек жанра РПГ, улицы или в лучшем случае подслушал на кухне у родителей. К этому добавляются отрывки знаний по истории, которые долбоеб кое-как вынес из школьного курса. В итоге поциэнт считает что Коперника и Галлилео сожгли на костре[12] и что единственной причиной крестовых походов была религия, а не жажда грабить&убивать.
Поциэнт страдает прямо-таки религиозной уверенностью того что Бога нет и считает что это факт доказанный. То что нормальные атеисты признают этот вопрос непроверяемым (и посему бессмысленным для науки) они не догадываются. Как следствие такой индивид брызжет слюной при виде религиозного человека. Не сумев ему ничего доказать в силу своей некомпетентности он прибегает к фаллическому редукционизму. Вызвано это, как нетрудно догадаться, тем что знания полученные в раннем отрочестве и детсве (когда ребенок воспринимает все за чистую монету) закрепляются в мозгу в качестве аксиомы. Достигнув пубертарного периода личинка человека начинает мнить себя пупом земли и доказывать свои аксиомы другим. Беда в том что для других они не очевидны, а доказательной базы в мозгу поциэнта отсутствуют. (вышесказанное справедливо вообще для всех личинок с АГП)
Постоянно генерируя умные изречения полнейшую хуиту становятся объектом насмешек своих соратников, не страдающих ФГМ.
Опиздюлившись по полной как и подобает обижается на всех и исчезает в сумраке. Но не надолго...
Фазу малолетнего долбоеба проходят многие, но некоторые в ней и остаются на всю жизнь. Человек может дорасти до седин, но так и не избавиться от этого комплекса. В пубертарном возрасте является следствием недоразвитости мозга, если при достижении зрелости симптомы не проходят это является признаком ФГМ. Среди религия-кунов на Уютненьком такую разновидность называют атеизм головного мозга (АГМ) (в подражание ФГМ и ПГМ), однако в широких кругах интернетов этот термин неизвестен и, как следствие, отдельного внимания не заслуживает. Однако многие очень рьяно пытаются распространить этот ярлык на всех атеистов, демонстрируя таким образом симптомы острого ФГМ.


Как известно, в срачах про религию неизменно всплывает аргумент, что религия провоцирует человека на фанатические войны и геноцид. «Всплывает» — это отличное слово, потому что аргумент — говно, а приводящего его человека можно смело считать тупорылым безмозглым мурлом, слабо знакомым с матчастью (в данном случае — история, социология, социальная психология), однако желающим побольнее уколоть своего противника. Что характерно, кусок дебила здесь почему-то изменяет своему принципу «Не принимай ничего на веру», мурло не считает необходимым крепко задумываться над тем, что оно пиздит; мудачьё тупо копипастит древний замшелый аргумент, источающий свои миазмы аж из 18-ого века. Особенно абсурдно этот аргумент слышать от восточноевропейского мурла старшего возраста — вроде бы оно учило в школе марксизм-ленинизм с историческим материализмом. Как оно учило — хер знает.

Крестовые походы
Итак, мурло утверждает, что религия сподвигла людей на крестовые походы. О чём говорил в своей Клермонской речи Папа Римский, знать не обязательно. О причинах человеческой деятельности долбоёб привык судить непосредственно по признаниям самих совершающих; о том, что в психологии у деятельности человека есть причина и есть личное мнение человека о ней, придурок не догадывается. Если армия долбоёбов попёрлась воевать за тридевять земель после проникновенного папского пиздежа, то она, конечно, попёрлась воевать за тридевять земель из-за проникновенного папского пиздежа. Психически ненормальному кретину даже в голову не приходит оценить ситуацию того времени в Европе, задаться вопросом, откуда столько человеческих ресурсов взялось, почему именно в этот исторический момент, почему не раньше и не после. Данные демографии, эпидемиологии и всего остального, разумеется, долбоёбу не понадобятся.
1)Какова основная черта семей тех времён? Многодетность. Может ли владение феодала делиться до бесконечности? Нет, не может. Кому мелкий феодал, живущий в полуразвалившемся замке с гнилым частоколом, передаст своё «богатство» по наследству? Старшему сыну. Что будет с остальными сыновьями? Очевидно, они будут сосать хуй у пьяной обезьяны, если не решатся податься в наёмники или разбойники — благо военному делу они обучены. Что сделают эти срыцари, когда им крикнут «Айда, ребята, в рейд, там много земли, еды, блэкджек и шлюхи!»? Разумеется, они отправятся в рейд. Как это ни странно, но именно так Вильгельм Завоеватель собрал большую армию и захватил Англию. Наверное, тоже религия спровоцировала его.[14]
2)Как поживает крестьянин того времени? Хуевастенько, дорогие дети: с утра до вечера горбатится на поле, платит оброк своему хозяину-мудаку, который, разумеется, пользуется правом первой ночи по отношению к невесте крестьянина. К хозяину, кстати, на днях приезжал рассерженный сосед. С армией. Замок взять ему не удалось, зато он повытаптывал и пожёг поля вокруг, да заодно шальная стрела убила старшего сына крестьянина, служившего у хозяина в ополчении. Что сделает этот крестьянин, когда ему красочно опишут его бедственное положение и предложат альтернативу: плодородную землю, на которой он будет сам себе хозяин? Правильно, он отправится в этот чудесный край, где земля «течёт мёдом и млеком».
3)Что-то мы совершенно забыли о королях того времени. Впрочем, это неудивительно — феодалы тоже как бы не особо вспоминали о каком-то там королишке, уныло сидящем где-то в своём крохотном домене, которому только Париж и Орлеан принадлежат. Король просто считался первым среди равных и ничего более, а по могуществу он частенько уступал какому-нибудь графу или маркизу. И что же может сделать король, если его подданные решили проголосовать ногами? Абсолютно ничего.
4)Как там эпидемиологическая обстановка того времени? Ничего особенного, просто за год до Клермонской речи по Европе прошлась эпидемия огненной чумы.
5)Как там с урожаем? О, в 1093 году были невиданные наводнения, бесконечные дожди, сменившиеся жгучими морозами. Как известно, при таком раскладе практически весь урожай гибнет, и наступает Голодомор. Разумеется, это всё подстроила религия — люди возносили молитвы божку-творцунку, чтоб он урожай весь нахуй поубивал, чтоб потом десятки тысяч крестьян, охуевших от голода, чумы и произвола лордов, шастали по дорогам, набигали на купцов и грабили корованы, чтоб потом Папе Римскому захотелось разрядить обстановку и перенаправить взаимную злость европейцев куда подальше.
6)Содержание Клермонской речи малолетнее психбольное мурло, как легко догадаться, не знает. «Ну, он призывал встать на защиту Гроба Господнего, то есть, религия провоцировала людей на ненависть и войны». Услышим мы что-то в этом духе. Красочного описания бедственного положения европейцев, конечно же, не было. Также не было и описания блэкджека и шлюх в Святой Земле. Конечно, все поднялись исключительно по религиозным соображениям. Все крестоносцы сплошняком были альтруисты; а срач между Боэмундом Тарентским и Раймундом Тулузским по поводу Антиохии был выдуман религионерскими историками — чтобы мы решили, что вождями могли двигать шкурные интересы в противовес религии. А разрушение укреплений Маарры пехотинцами, разумеется, было спровоцировано их религиозной нетерпимостью, а вовсе не тем, что предводители срыцарского воинства начали устанавливать на Востоке те же порядки, что и на Западе, и кто раньше мог играться только хуем, и теперь мог с тем же успехом продолжать это занятие (а ему, напомним, обещали блэкджек и шлюх). Если, конечно, зловредный сарацин в бою не ранил в пах.
Кретину, доросшему до 40-летнего возраста, но так и оставшемуся личинкой человека и попросту мурлом, совершенно не приходит в голову, чаво ж христова рать не отправилась раньше к Гробу Господнему, ведь Иерусалимом уже туеву хучу веков владели арабы-мусульмане, отличавшиеся веротерпимостью, как и пришедшие к ним на смену турки-сельджуки. Точно также ему не приходит в голову, что с течением времени в крестовые походы отправлялись либо конченные мудаки вроде Людовика VII[15], Конрада III[16], Ричарда Львиное Сердце[17], либо люди, которым это не особо и было нужно — Филипп II Август[18] и Фридрих II[19][20]. Мурлу не любопытно, какого ж хуя тогда европейцы на Османскую империю предпочитали не выёбываться, а лишь отражали её атаки; и даже после победы при Лепанто что-то не устремились на Стамбул — хотя фанатичная вера вроде должна ослепить и заставить забыть о численности войск у себя и врага.

Конкистадоры и католическо-кальвинистские войны
Тут наверняка кто-то ответит: так действительно, христова рать XVI века не могла дальше карать турок, ведь Испания активно воевала в Нидерландах и грабила Латинскую Америку. Затем вновь на сцене появится долбоёб и заявит: разорение Америки и карательные операции в Нидерландах, конечно же, спровоцировала религия.
1)Кретин социологию не знает, о том, что в XVI зарождался капитализм в чреве феодализма, не имеет ни малейшего понятия. А о том, что каждому обществу соответствует свой набор идеологий, идиоту можно даже не говорить. Нет нужды рассказывать, почему кальвинизм в большей степени соответствовал капиталистическому обществу, чем католицизм, главное, что это так и что представители 2 разных экономических формаций друг друга не очень-то и любят. Кратко это называется «классовая борьба» — но это слово, конечно, неизвестно нашему религиоведу. Но во всех классовых поединках только пролетарии называли классовую борьбу своим именем, все же остальные стороны рационализировали её посредством идеологии — ложного сознания[21]. Идеология услужливо представит вражин как абсолютно аморальных персонажей, которые либо желают свергнуть старые устои (они, конечно же, абсолютно правильны) во имя зла, либо желают не дать нам получать PROFIT от нового способа организации труда и нового отношения к нему — опять же, во имя зла. Позиционирование вражины как пидараса, насилующего и пожирающих детей на завтрак, позволяет оправдать любые зверства по отношению к нему. И, очевидно, идеология обязательно будет подчёркивать, что аморализм вражин исходит именно из некоторых черт, которых нет у Нас, но есть у Них. В разное время у разных противников это может быть как религия, так и цвет кожи. Как философские воззрения, так и пол или возраст.
2)Мы вряд ли ошибёмся, если предположим, что мурло свои знания о конкистадорах черпает из учебников, в которых геноцид индейцев и разорение могучих империй будут обязательно упомянуты. Конечно, на это всё конкистадоров спровоцировала религия. Кортес ломанулся в Мексику не потому, что услышал о богатстве Теночтитлана, Писарро и де Кесада не искали Эльдорадо. Во всём виновата религия. Это она шепнула солдатам Кортеса набивать свои сапоги золотом, когда делом запахло жареным и против нехорошей политики ацтеков, которым надоели испанские миротворцы, потребовалось проголосовать ногами. Именно религия ослепила этих кретинов так, что они не расставались с золотом даже на берегу реки, чтобы не утонуть. Ничего, кроме религии, не провоцировало Писарро на вероломное отношение к Атауальпе; а то, что Инка Манко сдуру показал испанцам кукурузное зёрнышко со словами «Это — то, что вы от нас получили, а это [показал мешок с кукурузой] — что у нас есть», разумеется, не имело никакого значения. Испанских королей ничуть не интересовали золото и серебро; но почему-то нашалившие идальго предпочитали задабривать короля грузом драгметалла, но никак не отчётами о количестве обращённых в христианство дикарей. «Христианизация» выступала всего лишь рационализацией действий захватчиков, ведь гораздо приятней думать о себе как о спасителе душ, чем как о грабителе и убийце.
Религия — это только одна из разновидностей идеологии, а к ней на службу можно поставить всё, что угодно. Можно взять несколько материалистических тезисов, разбавить их идеалистическим бредом — получится социал-дарвинизм — закономерная идеология в ту эпоху, когда стало жить тесновато[22] Можно создать простенькую математическую модель — и основать мальтузианство. Можно взять марксизм — уж куда более материалистичная система — и въебать к ней идею об обострении классовой борьбы (в той форме, в какой её высказывал Сталин, она совершенно феерична и к реальности не имеет никакого отношения), о выдающихся качествах вождя — получится сталинизм. Можно взять коммунистическое учение Христа — и внезапно заявить, что христианское смирение не эквивалентно стоическому спокойствию «Трудности закалят меня», а означает рабское угодничество перед властью и бессмысленное повторение «Всяка власть от бога». Получится «Православие, самодержавие, народность».


  • 1
зачем же столько ругательств, неужели они как-либо добавляют ценность тексту?

А по по-сути, надо заметить, что объяснение крестовых походов изобилует аргументами "с высоты современности". Нашей цивилизации впервые в истории было позволено не знать продовольственной проблемы и мы начали судить прошлое напропалую. Интересно, что скажут о нас лет через тысщу и какие побуждения будут усматривать в наших головах потомки...

  • 1